Socialist
News




Рэми Халил, перевод Дмитрия Оленьева

Шаг к концу сегрегации

60 лет бойкоту в Монтгомери. Начало Движения за гражданские права чернокожих

6 января 2017

Бойкот автобусных линий в Монтгомери

В декабре 2016 года исполнилось 60 лет победе бойкота транспортной компании Монтгомери, с которого началось Движение за гражданские права чернокожих. Позже оно привело к отмене системы сегрегации, основанной на «законах Джима КроуОбщее неофициальное название местных законов южных штатов США, вводивших сегрегацию в школах, больницах и сфере обслуживания. Названы по имени вымышленного персонажа из широко известной на юге расисткой песни 1828 года, высмеивавшей неграмотного и бедного «простачка-чернокожего». Действовали в 1890-1964 годах, отменены Верховным судом США после волны массовых протестов 1950-60-х годов». В городе Монтгомери, штат Алабама, чернокожие жители (около 50 000 человек) вступили в массовую целенаправленную борьбу, преодолевая ненависть расистов и враждебность местных властей. В наше время движение Black Lives Matter открывает новую эпоху в движении за свободу чернокожего населения. На фоне недавнего призыва Шона КингаШон Кинг (Shaun King) — американский христианский проповедник и социальный активист афроамериканского происхождения. Одним из первых начал широко использовать социальные сети для привлечения людей к кампаниям и заявлениям Black Lives Matter а также к собственным активистским и благотворительным инициативам, за что получил прозвище Facebook Pastor к массовым забастовкам в честь годовщины забастовки в Монтгомери, уроки этого исторического движения никогда не были более актуальны.

Гражданская война в США, одно из самых прогрессивных событий в современной истории. Она положила конец институтам рабства, которые сохранились в конституции молодой тогда нации. Период Реконструкции (1863-1877), последовавший за Гражданской войной, открыл возможность установить новый общественный строй без превосходства белого населения над чернокожим. Однако правящий класс Севера США, встретив яростное сопротивление белых элит юга, предпочел предать надежды многих миллионов людей на социальное равенство. Расизм был открыто прописан в законе, он закреплял два отдельных и неравных образа жизни, один для белых, один для черных. Вся сфера обслуживания на Юге (и не только она) была расово разделена: от ресторанов до питьевых фонтанов и такси. Рабство ушло, но расистская система «законов Джима Кроу», подкрепляемая насилием, террором и убийствами, заняла его место.

Чтобы жестоко и у всех на виду терроризировать чернокожее население использовался суд Линча. Часто линчеваниям предшествовали собрания, как правило возглавляемые спикерами от Демократической партии — исторически так сложилось, что именно демократы были партией рабовладельцев. В северных штатах за десятилетия до событий в Монтгомери Демократическая Партия уже начала поверхностно апеллировать к черным избирателям, но демократы юга продолжали защищать интересы белых владельцев крупных компаний. Поддерживать подобную социальную иерархию было в их прямых финансовых интересах.

Расистский плакат кампании Демократической партии. Пенсильвания, 1866 год

Сегрегация была основанием для чрезвычайно низких зарплат и таким образом позволяла бизнесу сверхэксплуатировать чернокожих работников. Так например в городе Монтгомери, штат Алабама, средняя величина дохода у чернокожих составляла примерно половину от дохода белого работника. Такая система также способствовала укреплению разобщенности между рабочими Юга и сдерживала развитие объединенного движения рабочего класса. Белых работников эксплуатировали так же жестоко, но управляющие умело поддерживали статус малоимущих белых на ступеньку выше самого дна неофициальной иерархии общества.

На юге предпринимались героические попытки организовать рабочий класс, но в целом южным элитам удавалось сопротивляться формированию профсоюзов. Это выливалось в гораздо более низкие заработные платы и худшие условия труда как для белых, так и для черных рабочих — особенно по сравнению с северными штатами. Источником силы производственных профсоюзов (таких как UAW, Профсоюз Работников Автомобильной Промышленности, который является частью радикального CIO, Конгресса Производственных Профсоюзов) стало объединение черных и белых рабочих в действиях против владельцев предприятий.

Социалисты сыграли ключевую роль в формировании профсоюзов-членов CIO и понимали необходимость объединения рабочих вне зависимости от расы, этнической группы или пола. Профсоюзные лидеры знали, что объединение рабочих юга было жизненно необходимо для развития могучего и объединенного национального трудового движения. Однако отказ лидеров CIO открыто выступить против «законов Джима Кроу» привел к тому, что рабочий класс юга не смог до конца преодолеть разделение, что негативно влияло на развитие рабочего движения в целом.

Растущие ожидания

Все начало меняться во время Второй Мировой Войны. Более 500 тысяч чернокожих солдат сражались в расово сегрегированных подразделениях. Многие погибли или были ранены, сражаясь с нацистами во имя мировой «свободы и демократии». После такой огромной жертвы многие вернулись домой с твердым намерением больше не соглашаться с угнетением собственных свобод.

Чернокожие солдаты перед отправкой на фронт. Южная Каролина

В послевоенный период страна испытала величайший экономический подъем в истории. Появление телевидения несло рекламу автомобилей, стиральных машин и холодильников прямо в квартиры людей. Многим белым платили достаточно, чтобы они могли наслаждаться новым образом жизни, который давали эти блага. Но чернокожие в основной массе сильно отставали по доходам.

В то же время афроамериканцев вдохновили революции, произошедшие в Азии и Африке, в ходе которых свергалась европейская колониальная оккупация и устанавливались независимые правительства во главе с людьми разного цвета кожи. На фоне этих событий Верховный Суд США на слушании 1954 года (Brown v. Board of Education, Браун против Совета по образованию) принял решение отменить законы, требовавшие раздельного обучения для белых и чернокожих учеников. Но с подъемом ожиданий темнокожего населения эта победа закономерно породила дальнейшие требования более далеко идущих изменений.

Сегрегация в автобусе

Обычный инцидент?

Возросшие ожидания чернокожих и их уверенность в своей правоте привели к тому, что 1 декабря 1955 года в Монтгомери, штат Албама, Роза Паркс отказалась уступить место в автобусе белому пассажиру. Она упрямо воспротивилась местному закону, который требовал от чернокожих уступать места белым, и была арестована.

Нам часто говорят, что Роза Паркс была уставшей швеёй, которая просто хотела отдохнуть после долгого рабочего дня — то есть была человеком, который действовал сам по себе. Но на самом деле она была опытным активистом. На тот момент она 13 лет занимала пост секретаря местной секции Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (NAACP). За 5 месяцев до своей акции неповиновения она посетила двухнедельный тренинг по организации мирных и ненасильственных гражданских беспорядков, организованный активистами и членами Коммунистической партии США.

Лидеры чернокожих в Монтгомери в основном склонялись к стратегии судебных исков, но они обсуждали возможность массового бойкота еще за несколько лет до случая с Розой Паркс, особенно после того как в 1953 году похожий бойкот был удачно организован в Батон-Руж, штат Луизиана. За год до этого, Джо Энн Робинсон, президент Политического совета женщин (WPC), уже обращалась с письмом к мэру Монтгомери, в котором предупреждала, что не меньше 25 местных организаций планируют бойкот автобусных линий городского масштаба. Позже Робинсон приняла в нём участие: Я позвонила руководителям трех секций WPC и сказала им, что Розу Паркс арестовали и будут судить. Они ответили: Вы знаете план, приводите его в действие.

Роза Паркс, 1955 год, фото во время ареста

WPC немедленно мобилизовал своих членов и распространил 35 тысяч листовок, призывающих к однодневному бойкоту автобусных линий (в США общественный транспорт — коммерческий, целью активистов было повлиять именно на доходы транспортного бизнеса — прим. ред.). Е. Д. НиксонЭдгар Дэниэл Никсон, более известный по инициалам Е. Д. (E. D. Nixon) — американский профсоюзный лидер, заметный участник Движения за гражданские права чернокожих. Мартин Лютер Кинг отзывался о нем как об одном из самых громких голосов чёрного сообщества, руководитель местной секции NAACP и президент местного профсоюза, убедил черных священнослужителей, включая нового священника города, Мартина Лютера Кинга, поддержать бойкот в их воскресных проповедях.

Никто точно не знал, будут ли чернокожие бойкотировать автобусные линии на следующий день. Но назавтра автобусы пошли практически порожняком.

Изначально организаторы планировали, что бойкот продлится только один день, но борьба приобрела собственную динамику. В ночь после бойкота 15 тысяч чернокожих (огромная доля афроамериканского населения Монтгомери) собрались на массовое собрание. Мартин Лютер Кинг вдохновил их продолжать бойкот до тех пор, пока не будут выполнены их требования. Участники быстро сформировали комитеты и занялись организацией разных аспектов кампании.

До начала бойкота примерно 17 500 чернокожих пользовались автобусными линиями Монтгомери каждый день. Многие из них были низкооплачиваемыми рабочими, которые не могли позволить себе собственный автомобиль или такси, поэтому сообществу пришлось искать креативные альтернативы. Ездили на велосипедах, собирались для совместных поездок на машинах или даже шли пешком многие часы, в дождь и зной. Активисты разработали сложную систему карпула (carpool) — максимального использования свободных мест в мало у кого имевшихся автомобилях. С помощью сотен добровольцев, забиравших и развозивших бойкотирующих по рабочим местам и обратно на своих машинах, чернокожие преодолевали огромные логистические и финансовые сложности.

Реакция и радикализация

Движение столкнулось с серьезным сопротивлением. В попытке побудить белых пользоваться автобусами и сопротивляться бойкоту был сформирован Совет белых гражданСовет белых граждан (White Citizens’ Council, после 1956 года просто Citizens’ Council) — сетевая структура консервативных общественных организаций, сопротивлявшихся десегрегации в Америке. Его деятельность началась после решения Верховного суда США о запрете раздельного обучения чернокожих и белых. С 1985 года преобразован в Совет консервативных граждан, объединяющий крайне правых активистов и политиков. Количество членов Совета быстро росло. Белые полицейские штрафовали сотни водителей-участников карпула за незначительные нарушения правил дорожного движения, арестовывали чернокожих граждан на выдуманных основаниях. Сам Мартин Лютер Кинг был арестован за превышение скорости на 5 км/ч.

Реакция расистов и политической системы лишь вызвала у черного сообщества намерение сражаться дальше. Жена Кинга, Коретта, описывает как становились более смелыми требования этого движения: Сначала мы даже не требовали десегрегации. Мы просто хотели более человечную систему сегрегации на автобусных линиях. А когда наши противники отказались сделать хотя бы это, мы поняли, что они не собираются идти на уступки. Так почему бы нам тогда не потребовать, знаете, полной десегрегации? И мы поставили такую цель. Мы поняли, что надо, так сказать, поставить все на кон.

После первого месяца бойкота его организаторы получали письма ненависти и по 30-40 гневных телефонных звонков с угрозами насилия в день. В дома Мартина Лютера Кинга и Е. Д. Никсона были брошены бомбы.

Мартин Лютер Кинг

Однако движение не удалось запугать насилием. И в феврале городские власти решили применить пункт закона штата Алабама против нарушения работы частных предприятий. За участие в бойкоте были арестованы 89 чернокожих — ведь они отказались пользоваться услугами транспортных компаний и тем самым нарушили их работу! Кинга приговорили к сроку в 368 дней в тюрьме или выкупу за солидный штраф. Страховые агенты отказывали в услугах черным автовладельцам, участвовавшим в бойкоте и карпулинге.

Центральная местная газета Montgomery Advertiser в передовичной новости лживо заявила, что бойкот на этом завершен. Но черное сообщество быстро разнесло весть, что бойкот продолжается. Многие белые выступали против бойкота, включая часть белых водителей автобусов, которые присоединились к Совету белых граждан. Однако один из лидеров афроамериканцев, Джо Энн Робинзон, заметила: Было много белых, симпатизирующих бойкоту и они делали все, что могли, чтобы восстановить справедливость. В редакцию газеты поступали многочисленные письма, свидетельствовавшие о сочувствии со стороны большой части белого населения. В письмах часто упоминались несправедливые случаи жестокости в отношении негров, а их авторы утверждали, что недовольства негров вполне правомерны.

Некоторые белые граждане открыто поддерживали бойкот даже несмотря на агрессию и гонения со стороны расистской части общества. Роберт Грэц, белый пастор, курировавший черный приход в Лютеранской Церкви Троицы, стал одним из лидеров этой борьбы и помогал журналу Time и другим федеральным изданиям освещать сложившуюся историю. В конечном итоге, в его дом тоже бросили бомбу.

Смятение белого истеблишмента

Спустя полгода массовой борьбы федеральный окружной суд США вынес решение о неконституционности закона штата Алабама о сегрегации на автобусных линиях. Это решение было оспорено, но каждый новый судебный маневр и каждая новая атака расистов лишь укрепляли решимость афроамериканцев преодолевать свои страхи и усиляла осознание их совместной силы.

Бойкот ударил по прибылям предприятий белых бизнесменов. Приближался второй рождественский сезон распродаж со времени начала бойкота и владельцы бизнесов начали переговоры с лидерами забастовки в надежде выторговать компромисс.

И если раньше черное сообщество приняло бы частичный компромисс, то теперь они пожертвовали слишком многим и зашли слишком далеко.

Бойкот автобусов продолжался целый год

Наконец, после годовой изнурительной схватки, в ноябре 1956 года, Верховный суд США поддержал решение о запрете сегрегации на автобусных линиях штата Алабама. Прошел еще месяц, прежде чем федеральные власти принудили местное правительство обратить внимание на это решение.

20 декабря черные лидеры созвали массовое собрание чтобы провозгласить победу. Бойкот был завершен. Афроамериканцы снова сели на автобусы, гордо восседая там, где им хотелось.

Жестокость и агрессия не прекращались, но победа объединенного сообщества дала черным по всей стране огромный приток уверенности. Невероятно вдохновляющая победа в Монтгомери проложила путь к величайшему восстанию афроамериканцев в истории США, положившему впоследствие конец системе сегрегации Джима Кроу.

Лидерство и массовые действия

Бойкот был и вправду массовым движением. Десятки тысяч чернокожих из рабочего класса посещали регулярные массовые собрания, иногда ночью, в течение кампании, длившейся целый год. Эти собрания были стержнем движения. Они позволяли людям координироваться, обмениваться опытом и набираться смелости продолжать борьбу.

Мартин Лютер Кинг проявил себя на этих собраниях как лидер. Его речи подчеркивали достижения и обозначали задачи кампании, давая рядовым активистам видение дальнейшего развития движения. Он поместил их схватку в более широкий контекст глобальной борьбы за равенство и свободу. Кампания победила за счет самоотверженных жертв десятков тысяч афроамериканцев, вдохновляющего лидерства Кинга и активистских организаций, которые планировали и воплощали в жизнь массовые акции прямого действия.

Поэтические слова Кинга подарили голос борьбе черного народа: Мы познали унижение, мы познали грубые слова, нас низвергли в бездну угнетения, и мы решили восстать, вооруженные лишь протестом. Его стратегия массовой ненасильственной борьбы контрастировала со стратегией более умеренных лидеров NAACP, которые ограничивались лишь судебными исками и боялись, что массовые действия не позволят наладить контакт с политиками. Движение за гражданские права достигло реальных результатов когда перестало ждать одобрения либеральных политиков и начало действовать коллективно, отрицая несправедливые законы. Сегодня это главный урок для нас.

Растущая сейчас поддержка движения Black Lives Matter показывает новый потенциал создания сильного массового движения против институционализированного расизма и неравенства. Призыв Шона Кинга к массовому бойкоту начиная с 5 декабря может помочь углубить эту борьбу. Бойкот автобусных линий Монтгомери показал, что мы можем достичь реальных изменений не по одиночке и не в малых группах, а через построение организаций ущемленных слоев населения и рабочего класса, массовых движений, настолько мощных, что власти просто не смогут их игнорировать.

Движение Black Lives Matter

Стоит заметить, что бойкот Монтгомери изначально был нацелен на одну форму сегрегации, а не на всю систему «законов Джима Кроу». Но когда активисты организовали бойкот, нацеленный на частные автобусные компании и победили, их победа имела последствия, идущие далеко за пределы системы автобусных линий одного города. Она стала историческим поворотным пунктом в борьбе против сегрегации. Сегодня такой же успешный целенаправленный бойкот может снова помочь угнетенным обрести уверенность, что они могут сражаться за фундаментальные перемены.

Легализованная сегрегация, основанная на идеологии превосходства белых, была побеждена движением за гражданские права, но институциализированный расизм остался. Школы все так же сегрегированы, как были в 1954-м, а Великая Депрессия 2008-2009 годов привела к крупнейшей потере благосостояния чернокожего населения со времен Гражданской Войны.

Чтобы покончить с укоренившимся структурным расизмомСтруктурный расизм — неравенство, укоренившееся в обществе на неформальном или полуофициальном уровне, которое исключает членов конкретных этнических групп из участия в основных социальных институтах, а также сказывается на уровне их благосостояния, зарплат, социальной и юридической защищенности. Пример — статистически более низкие зарплаты афроамериканцев по сравнению с белыми за одинаковую работу, создание условий, при которых чернокожие остаются жить в гетто и т. п. необходима такая же целенаправленная борьба, какую мы видели в Монтгомери. Сражаясь за каждую реформу, возможную в рамках современного социального порядка, мы также должны признать, что единственный способ покончить с институциализированным расизмом и дискриминацией — это покончить с капитализмом.

Ключом к победе над расизмом и капитализмом должна стать организованная социалистическая группа черного рабочего класса в составе объединенного межрасового и боевого рабочего движения — такого, каким было CIO в 1930-х и 1940-х годах. По сути, борьба за свободу чернокожих в прошлом и настоящем способствовала классовой борьбе в целом. Движение за гражданские права чернокожих открыло дорогу более широкой радикализации 1960-1970-х годов, которая могла бы привести к серьезному противостоянию капитализму. Black Lives Matter сегодня — это фронт широкого процесса радикализации, особенно среди молодежи, который открывает новую эпоху борьбы в американском обществе.