Socialist
News




Роб Джонс

Украина, Крым, Новороссия: взгляд из Европы

Как социалисты видят войну на юго-востоке Украины

24 октября 2016

Недавно мы получили письмо от Патрика. Британский сторонник Социалистической партии поднимает важные вопросы: об участии западного империализма в событиях на Майдане, о природе повстанческих республик, о ситуации в Крыму, об антифашистской борьбе и роли России. Несмотря на наше согласие с ним по некоторым пунктам, мы не разделяем его взгляд на ситуацию в Украине, который может привести к фундаментальным ошибкам в политике и тактике. Ниже мы приводим наш ответ по ключевым пунктам его письма.

Евромайдан инспирирован империалистическими державами?

Патрик
Не может быть двух мнений — украинский кризис разгорелся из-за попытки западных держав еще больше политически и экономически втянуть Украину в сферу своего влияния. Именно на это было направлено Соглашение об Ассоциации, предложенное для подписания Украине, Грузии и Молдове — явная попытка продвижения интересов западного капитала. Когда же Янукович отказался его подписать, западные империалистические силы приняли активное участие в его смещении и в поддержке Майдана — вплоть до того, что американский дипломат Виктория Нуланд сама раздавала печенье демонстрантам. Поэтому для любой левой партии было бы нелепым обвинять Россию в создании нынешней нестабильной ситуации в Украине.

Западные державы действительно играли позорную роль в истории с Соглашением об Ассоциации. На протяжении целого периода, несмотря на обещания этого не делать, НАТОвские войска и советники продвигались все дальше и дальше на Восток в интересах западного капитала. Лицемерно защищая демократию и права человека, США и ЕС в то же время готовы поддерживать любые авторитарные режимы, если на кону оказываются их экономические интересы. Будучи депутатом, Пол Мёрфи критиковал эту политику на заседании Европарламента в декабре 2012 года.

Однако, несмотря на политическое и дипломатическое давление, экономическое стимулирование и манипуляции в сфере украинских НКО, социальный взрыв, получивший известность как «Евромайдан», произошел не из-за печенья Виктории Нуланд, а из-за того, что для многих украинцев решение Януковича отказаться от подписания Соглашения об Ассоциации с ЕС стало последней каплей, спровоцировавшей реакцию масс на растущую авторитарность режима в период усиливающегося экономического кризиса.

Недовольство растущей авторитарностью режима, возросшее после жёсткого разгона первой демонстрации, привело к массовым протестам

Но Россия тоже несет ответственность за нынешнюю турбулентную ситуацию. КРИ и Социалистическая Альтернатива (его сторонники в России) всегда поддерживали право на самоопределение Украины, одновременно предупреждая, что независимость в условиях капитализма приведет к превращению Украины в поле ожесточенной борьбы за богатство и власть между ведущими империалистическими державами: США и ЕС, с одной стороны, а также с вновь начавшим развиваться российским империализмом — с другой. Анализируя Евромайдан, мы писали в феврале 2013 года:

Подоплекой «Оранжевой революции» и важной составляющей Евромайдана был национальный вопрос. Существует четкое различие между украиноязычным Западом и русскоязычным Востоком, где сосредоточена основная масса тяжелой промышленности. Но усугубление раскола на языковой почве было использовано различными империалистическими державами для извлечения собственных выгод из эксплуатации Украины и получения геополитического преимущества. Перед началом Евромайдана западные державы уже были готовы к дальнейшим переговорам с украинским правительством, поскольку хотели использовать Украину как оплот против усиления влияния России. Россия же, со своей стороны, стремилась упрочить свое влияние и предлагала любую помощь, лишь бы только усилить свои позиции.

Не стоит забывать, что Россия после распада СССР вмешивалась во многие межнациональные конфликты в Грузии, Молдове, Армении, на Балканах и Ближнем Востоке, преследуя в них собственные интересы. РФ использовала поставки газа и торговые ограничения как средство давления на Украину, чтобы заставить ее отказаться от подписания Соглашения об Ассоциации. В 2012 году торговый оборот между странами упал на $45 млрд., а в 2013-м — еще больше.

Именно российский режим виновен в том, что при отсутствии независимого политического руководства у рабочего класса многие украинцы стали отчаянно искать спасения от российского влияния у ЕС, несмотря на всю экономическую и социальную ущербность политики ЕС и МВФ, наглядно продемонстрированную в Греции, Португалии, Испании и других странах, чьё население оказалось заложниками евробондов.

Попал ли Евромайдан под влияние правых?

Патрик
С самого начала было совершенно ясно, что Майдан — это реакционное по своей природе массовое движение, пользовавшееся поддержкой западных империалистических держав. Конечно, не все участники движения разделяли фашистскую или крайне правую идеологию и ошибочно воспринимали ЕС как решение своих проблем, но большое число крайне правых входило в руководство движения, а «Правый сектор» действовал в качестве неофициальных охранных и парамилитаристских структур движения. Левые, приходившие на Майдан, подвергались нападениям со стороны правых партий, которые и получили все выгоды от успеха этого движения.

Исход Майдана вовсе не был предопределен. Подобного рода движения, часто называемые «цветными революциями», возникают в результате массового недовольства социальными и политическими условиями, хотя уровень сознательности их участников очень низок, а идеи являются весьма смутными. Однако, существует множество примеров, когда такие движения, начавшись со смутных и даже реакционных идей, затем развивались в революционном направлении. В 1905 году массовая демонстрация под предводительством попа Гапона несла портреты царя. Но затем социал-демократы, в том числе группировавшиеся вокруг Троцкого, благодаря своему вмешательству на основе ясной классовой программы сумели превратить это движение в революционную всеобщую забастовку. Ленин позднее ругательски ругал тех из социал-демократов, кто пытался доказать, что вмешательство в подобные реакционные движения невозможно.

Хотя протестующие на Евромайдане и размахивали вместо портретов царя флагами ЕС, ими двигало такое же недовольство нищенским жизненным уровнем, коррупцией и нарастающей тенденцией к авторитаризму. Их привело в ярость насилие «Беркута» и диктаторские законы 16 январяПринятые Верховной Радой 16 января 2014 года законы, резко ограничившие право на свободу собраний и расширившие полномочия силовых органов.. И будь там в наличии сильная левая организация, опирающаяся на рабочий класс и дающая ясные ответы, основанные на требованиях вроде создать сильные профсоюзы для борьбы за достойный уровень жизни, а также сформировать сильную рабочую партию, способную бороться против коррупции и за демократические и национальные права, то гнев протестующих на Майдане можно было бы обратить против олигархов.

Протесты, подобные Майдану, никогда не начинаются с ясно очерченной программой, сплоченным руководством и неизменной долей активных и пассивных сторонников. Все это выковывается в результате успеха или неудачи протеста и зависит от того, сумеют ли различные силы, отражающие разные классовые интересы, убедить массы в правильности своего подхода.

Один из самых популярных лозунгов Евромайдана, по сути не политический

Даже небольшие социалистические группы, если они хорошо организованы и обладают ясной программой, могут получить значительную поддержку. Некоторые левые, в основном анархисты, принимали участие в событиях, но без четкого понимания того, как надо противостоять либералам и крайне правым. Другие левые — в основном они следуют сталинистской традиции — заняли сектантскую позицию, отказавшись от участия по причине того, что в движении состоят либералы и украинские националисты. К несчастью, именно из-за отсутствия хорошо организованного левого вмешательства руководство движением попало в руки про-европейских либералов и крайне правых.

Но даже в этом случае поддержка либералов и крайне правых была далеко не единодушной. Когда руководители основных про-европейских либеральных партий пытались выступать, их встречали весьма скептически. На пике столкновений на улицах Киева молодежь (и даже некоторые анархисты) шла за «Правым сектором», но это не привело к возникновению у правых массовой базы поддержки. На выборах в октябре 2014 года «Правый сектор» получил всего 2% голосов.

Что произошло с Крымом? До и после референдума

Патрик
Что касается Крыма, то жители этой традиционно российской территории, глядя на ужасы Майдана, приняли почти единодушное решение выйти из состава Украины и присоединиться к России — и правильно сделали. Количество проголосовавших в Крыму составило 83,1%, причем 96,77% из них предпочли воссоединение с Россией. В то время как бомбардировки Донбасса про-НАТОвскими силами были хуже, чем во времена Второй мировой войны, Крым в настоящее время находится в относительно стабильном положении и в безопасности. Это не означает, что российский капитализм более прогрессивен, но это значит, что в данный период времени эта конкретная власть предпочтительнее.

Грубое обобщение, что Крым является традиционно российской территорией, вряд ли поможет нам в развитии подлинно социалистического подхода к решению национального вопроса. Крым долгое время являлся частью Оттоманской империи, и до середины XX века крупнейшей этнической группой там были татары, составлявшие около 35% населения. Русские стали большинством только в 1944 году — после сталинской депортации 200 тысяч татар, а затем — 70 тысяч болгар из Крыма в Среднюю Азию. Ситуацию усугубила бюрократическая передача руководством СССР Крыма в 1954 г. в состав Украины в целях простоты управления и развития инфраструктуры, когда мнения крымчан не спросили. После коллапса сталинизма татары стали постепенно возвращаться домой в Крым.

На сегодняшний день большинство населения действительно придерживается про-российской ориентации, однако к началу XXI века часть населения, в особенности молодежь, была в заметной степени интегрирована в украинское общество.

Приход после Майдана к власти правительства Порошенко обеспокоил многих в Крыму. Но их беспокойство подпитывалось не четким классовым пониманием опасности неолиберальной программы, а страхом, что новое правительство, опирающееся на крайне правых, начнет наступление на их языковые и национальные права. Их страх еще больше усиливала организованная российским правительством пропаганда против «нацистского путча» в Украине.

Будучи марксистами, мы должны трезво оценивать ситуацию. Это нонсенс — говорить, что бомбардировки Донбасса про-НАТОвскими силами были хуже, чем во времена Второй мировой войны. Трагическая утрата десяти тысяч жизней в этом конфликте не идет ни в какое сравнение с полутора миллионами жертв, понесенными этой частью Украины в период Второй мировой войны.

Точно также огромным преувеличением являются заявления, что количество проголосовавших в Крыму составило 83,1%, причем 96,77% из них предпочли воссоединение с Россией. У Кремля есть огромный опыт организации 100%-го результата «за» при 100% участии, когда он в этом заинтересован. Несмотря на публичные заявления, на сайте Кремля на короткое время появились отчеты, что в референдуме приняли участие около 50% населения, из которых за воссоединение с Россией проголосовали 60%. Стрелков, руководивший вооруженным захватом крымского парламента, позднее заявлял, что идея воссоединения с Россией не пользовалась на полуострове широкой поддержкой.

Вооружённый военный без опознавательных знаков у рады Крыма в день референдума

Учитывая, что 30% населения Крыма составляют татары и украинцы, «шестидесятипроцентное» голосование за воссоединение выглядит более реалистичным. Будучи марксистами, мы признаем право наций на самоопределение, включая, как говорил Ленин, право на отделение. Это подразумевает, что марксисты должны поддерживать право нации присоединиться к другому государству, если она того сильно желает. В отсутствие левой альтернативы многие крымчане не видели другого выхода, кроме отделения от Украины и вхождения в состав России.

Однако это не означает, что мы должны были агитировать за воссоединение с Россией. Необходимо было предупредить (и именно этим занимался КРИ), что на базе капитализма не получится серьезно урегулировать национальный вопрос: несмотря на временные выгоды, которые может принести воссоединение с Россией, в долгосрочной перспективе это только ухудшит ситуацию. Закачивая на полуостров большое количество денег, Россия пока еще удерживает жизненные стандарты от такого же сильного падения, как в Украине или в остальной части России. Но в то же время Крым уже попал в сферу действия авторитарных российских законов, включая запрет на публичное самовыражение ЛГБТ и ограничение деятельности социальных активистов.

Патрик
Паникеры из числа левых реакционеров, утверждавшие, что в случае присоединения к России татары будут подвергаться гонениям, оказались не правы.

Защита национальных меньшинств отнюдь не является реакционной. Наоборот, это обязанность революционных марксистов. Тем более это актуально для Крыма, где многих татар вынудили закрыть их малый бизнес, а их лидеры были арестованы и изгнаны с территории полуострова. Как следствие, часть татарского населения сегодня является союзником киевского правительства и, что еще хуже, даже участвует в транспортной блокаде полуострова, организованной «Правым Сектором». И если мы поддерживаем право Крыма войти в состав России, то мы также должны поддерживать право татарского населения на его национальные права и автономию.

Митинг крымских татар, опасающихся национальных конфликтов после присоединения к России. Симферополь, за неделю до референдума

В контексте XXI века ни в Украине, ни в Крыму, ни в непризнанных республиках при нынешней ужасающей ситуации и в условиях капитализма не могут быть гарантированы ни национальные права, ни права меньшинств. Наоборот, они будут постоянно приноситься в жертву интересам крупной промышленности, коррумпированной бюрократии или, в худшем случае, интересам военных, бандитов и полевых командиров. Подлинное самоопределение для любой нации или в контексте Украины — для любого региона, может быть достигнуто только тогда, если рабочий класс самостоятельно организуется для защиты своих интересов, а также если он будет организован политически и возьмет на вооружение социалистическую программу, основанную на общественной собственности, на демократическом управлении промышленностью и природными ресурсами и на демократическом планировании. В такой ситуации языковые права русских, украинцев или татар были бы гарантированы, а регионы, народности или языковые группы могли бы получить независимость, автономию или присоединиться к другой стране согласно демократическим пожеланиям трудящегося населения.

Россия на Донбассе: помощь ополченцам или гибридная война?

Патрик
Вы говорите, что «хотя Россия сегодня и является капиталистической, роль Путина в Украине после Майдана оказывается не такой уж плохой: во всяком случае, она не идет ни в какое сравнение с той ролью, которую он играл в Чечне». Действительно, многие донбасские повстанцы обращались к России за помощью. Они делали это потому, что отчаянно нуждались в боеприпасах и другом снаряжении, чтобы противостоять про-НАТОвским силам. Например, я получил достоверные сообщения непосредственно с места событий, что многие критиковали Путина за недостаточно быструю реакцию. Не было никакого наступления российской армии — большинство бойцов сопротивления составляли волонтеры.

Все зависит от того, чью точку зрения выражает это суждение. Конечно, роль Путина в Чечне отличалась от той, которую он играет на Востоке Украины: во время Второй чеченской войны для вновь возникшей капиталистической элиты было необходимо вернуть непризнанную Чеченскую республику под свой централизованный контроль, чтобы предотвратить дальнейший распад Российской Федерации. В Украине же Россия сегодня не особо стремится брать под свой контроль Донецк и Луганск, а хочет сохранить пророссийское руководство регионов в качестве барьера против дальнейшего продвижения Запада на восток и Киева — на Запад. Однако оба случая неразрывно связаны с процессом реставрации российского капитализма. Во времена Ельцина правящая элита использовала распад Советского Союза, чтобы вырвать власть у централизованного советского государства. В период правления Путина укрепившееся капиталистическое государство сначала консолидировало Российскую Федерацию, а затем принялось вмешиваться в дела других бывших советских республик.

Для этой цели Кремль использовал так называемую «стратегию гибридной войны», впервые опробованную в Чечне. Ключевую роль в ней сыграл Игорь Гиркин (Стрелков) — реакционный монархист, в разное время называвший себя то офицером российской армии, то оперативником ФСБ и проводивший тайные операции на территории Чечни, а затем в Приднестровье и в Осетии. Прежде чем возглавить «новороссийскую» кампанию в Крыму и на востоке Украины, он, возможно, был замешан в массовых убийствах мирного населения Боснии.

Пророссийский ополченец после боя под Дебальцево

Стратегия создания «Новороссии» была и остается империалистической стратегией. Кремль и его ставленники использовали объяснимый страх жителей Донецка и Луганска перед затеянной киевским правительством военной операцией, но начатая ими кампания имела своей целью не столько защиту населения новых республик, сколько вооруженный захват всего Востока и Юга Украины, а если получится, то и Молдовы — то есть тех регионов, которые и были известны в царское время как Новороссия.

Рискуя повториться, мы все же должны еще раз сделать акцент на том, что мы против любого ограничения языковых прав и поддерживаем право регионов вроде Донецка и Луганска на автономию — если большинство трудящегося населения выразит такое желание путем демократического голосования. В условиях постоянных угроз в адрес русскоязычного населения со стороны киевского правительства и «Правого Сектора» подлинными защитниками жителей Донецка и Луганска могли бы стать только отряды самообороны, организованные рабочими и демократически контролируемые, для защиты от нападений ультраправых. Необходим был бы также классовый призыв к рабочим всей Украины — бороться вместе против капиталистической политики, приводящей ко все новым сокращениям и военным конфликтам. Это ясно дало бы понять трудящимся других регионов, что их судьба находится в их собственных руках.

Однако, в отсутствие организованной оппозиции со стороны рабочего класса, руководящая роль среди противников Киевского режима осталась в руках пророссийских вооруженных отрядов при как тайной, так и явной поддержке российского режима. Хотя многие из бойцов пророссийских вооруженных отрядов, включая российских военных-«отпускников», наемников и «добровольцев» из числа российских крайне правых действительно являются волонтерами, достаточно и тех, кто сделался «добровольцем» по приказу. У российской армии постсоветского периода накопился богатый опыт использования советников и наемников, а также — проведения тайных операций в ситуациях, когда открытая интервенция нежелательна.

Женщина плачет после обстрела. Енакиево

Действия пророссийских ополченцев и их попытки лоббировать российские национальные интересы не только оттолкнули оставшуюся часть украинского населения, но и помогли украинским крайне правым усилиться, а Кремлю — поднять огромную патриотическую волну в самой России и тем самым отвлечь рабочий класс от необходимости организоваться для противостояния правительству в период, когда ВВП за год упал на 5%, инфляция достигла 25%, снижение реальных доходов составило от 9 до 25% и по многим регионам прокатилась волна урезаний бюджетов.

Тем не менее, реакция Кремля подвергалась критике со стороны многих ополченцев. Она еще более усилилась, когда российское правительство стало сворачивать проект «Новороссия», как из-за страха перед очередным витком санкций, так и потому, что в других русскоязычных регионах Украины и в самой России никто не хотел усиления военного противостояния. Более того, российские военные все ещё хорошо помнят, как длительная Афганская война привела к уменьшению поддержки режима. Поэтому, несмотря на разочарование в рядах пророссийских ополченцев, многие из тех, кто не был вовлечен в вооруженное противостояние, были заинтересованы в скорейшем прекращении боевых действий.

Должны ли левые поддержать «Боротьбу»?

Патрик
КРИ должен предложить максимальную поддержку группам вроде «Боротьбы» (члены которых оказались в тюрьмах, в изгнании или подверглись нападениям), сохраняя в то же время все политические разногласия. Сейчас в Украине принято антикоммунистическое законодательство, и согласно ему «одинаково запрещается нацистская и советская символика, обычная продажа сувениров СССР, исполнение советского гимна или «Интернационала» — все это наказывается тюремным заключением до пяти лет.

С самого начала ни «про-», ни «анти-» Киевские левые не выступали с четкой независимой классовой позиции, основанной на единой борьбе рабочего класса в защиту его экономических, демократических, социальных и национальных прав. «Боротьба», которая базировалась в основном на Востоке Украины, оказалась в наиболее сложной ситуации, и мы, конечно, сочувствуем всем ее членам, пострадавшим от рук крайне правых и в особенности от ужасных событий в одесском Доме профсоюзов. Но мы никак не можем быть политически солидарны или поддержать «Боротьбу» из-за её ошибочной политической позиции.

Одной готовности к борьбе и жертвам недостаточно. «Боротьба» иногда говорит совершенно правильные вещи о необходимости независимой классовой борьбы, однако, являясь совокупностью различных левых течений — от сталинистов и маоистов до «новых левых» — на практике она повторяет все ошибки Коминтерна 1920-30-х годов: переоценивает силу ультраправых в Киеве, объявляя все правительство «фашистской хунтой», отвергает подход Ленина и Троцкого к борьбе против фашизма на основе тактики единого фронта рабочих организаций, применяя вместо этого сталинскую тактику «народного фронта» вплоть до альянса с реакционными пророссийскими силами.

Еще до того, как Евромайдан сумел воспользоваться своей победой, лидер «Боротьбы» Алексей Албу вместо классового призыва к разозленным нищетой, коррупцией и авторитаризмом активистам Евромайдана принялся переводить борьбу в русло регионального размежевания, требуя в Одесском парламенте проведения референдума о независимости города. Сама «Боротьба» вступила в альянс с российскими националистами. Вынужденный покинуть город после жестокого нападения на Дом профсоюзов, Албу вошел в состав учредителей «Комитета освобождения Одессы» вместе с Александром Васильевым из пророссийской партии «Родина» и Дмитрием Одиновым — руководителем «Одесской гвардии» и Одесского отделения российской крайне правой организации «Славянское единство». Не может быть никакого доверия «Боротьбе» как «антифашистской» организации, если она работает рука об руку с российскими крайне правыми и фашистскими группами только на том основании, что они являются противниками украинского правительства. Кстати, в дальнейшем сам Албу вступил в один из отрядов ополчения «Новороссии».

Конечно, КРИ целиком и полностью против введенного украинским правительством запрета коммунистических организаций и советской символики. Но по поводу тех, кто жалуется, что им мешают носить «георгиевскую ленту» — символ пророссийских республик — мы можем иронически заметить: на самом деле этот исторически царский символ стал активно вводиться российским правительством в качестве единственного символа победы во Второй мировой войне только с 1990-х годов взамен советской символики — красной звезды и Знамени Победы.

Ополченцы и иностранные добровольцы на Донбассе — правые или антифашисты?

Патрик
Донбасское сопротивление постоянно критикуют как пристанище крайне правых элементов. Но, хотя они безусловно там присутствуют, нужно понимать, что они очень малочисленны и не играют значимой роли в тамошнем движении. Гораздо более многочисленны антифашистские добровольцы, приехавшие из разных стран, чтобы бороться против режима Порошенко, наиболее известные из них — из Испании и Сербии. Все они однозначно являются левыми — об этом свидетельствуют флаги Каталонии, эмблемы с серпом и молотом и антифашистсткие баннеры Good night white pride.

Подобно тому, как отсутствие классовой альтернативы отдало движение на Майдане в руки либералов и крайне правых, на Востоке во главе движения оказались пророссийские эмиссары, наемники и крайне правые активисты. Создание ими собственных вооруженных отрядов неизбежно вело к войне.

Было бы ошибкой смешивать позицию групп, вовлеченных в вооруженное противостояние, с рабочим классом в целом. После Майдана многие на Востоке были обеспокоены наступлением на их языковые права, но вскоре это беспокойство сменилось страхом перед «балканизацией» регионального конфликта. Трения усиливались, и еще больше людей было напугано внезапным началом военного конфликта. Началось бегство в безопасные регионы. Около миллиона украинских беженцев осели в России, более миллиона стали внутренними мигрантами в других областях Украины. Ключевой вопрос, который встал перед рабочим классом Украины: «Как предотвратить войну?» Если бы сразу после Майдана были организованы единые забастовочные действия, всеукраинская забастовка шахтеров могла бы быстро поставить правительство на колени и заставить отступить крайне правых.

Вместо этого началась инициированная российским правительством массированная пропагандистская кампания против «нацистского» киевского правительства, призванная скрыть истинные цели пророссийского ополчения — продвижение российских интересов в Украине.

Несмотря на показное использование «левой» и «советской» символики, как это нынче делается в России без малейшего чувства иронии, на деле российский режим усиливает связи с европейскими ультраправыми: французским «Национальным фронтом», австрийской «Партией Свободы», венгерским «Йоббиком» и многими другими.

Упоминавшиеся выше сербские «добровольцы-антифашисты» мелькают в агитационном ДНР-овском видеоролике, где отчетливо видно, что это четники — организация сторонников «Великой Сербии», во время Второй мировой сотрудничавшая с итальянскими и немецкими нацистами и виновная в этнических чистках в отношении хорватов и мусульман во время Балканского конфликта. На том же самом видео бразильский доброволец объясняет свое участие принадлежностью к «Русской православной церкви». Единственными настоящими антифашистами, хотя и очень заблуждающимися, оказались испанцы, включая арестованных испанским правительством. Они воевали под командой монархиста Стрелкова и хвастались, что воюют бок о бок с нацистами, оправдываясь тем, что «это наши нацисты».

Сербский участник конфликта на Юго-Востоке Украины, воюющий на стороне ДНР

Эти комментарии не означают отрицания факта открытого участия нацистов в батальоне «Азов» и других формированиях, воюющих на украинской стороне. Но укрепление связей с крайне правыми по другую сторону фронта не является правильной тактикой в борьбе с фашистскими группами вроде «Азова». Даже беглый взгляд на названия пророссийских ополченческих отрядов выдает их истинную природу: Русский православный батальон, добровольческий отряд РНЕ, Легион св. Стефана (венгерские добровольцы, близкие к «Йоббику»), болгарский «Православный рассвет», отряд Йована Севича (сербские четники), батальон смерти (чеченцы Кадырова), батальон Сомали (с надписью на эмблеме «За царя и отечество»), «Великое войско донское», «Казацкая национальная гвардия» — вот наиболее влиятельные силы.

Около пятнадцати наиболее заметных полевых командиров «Новороссии» являются приблизительно в равной пропорции крайне правыми российскими шовинистами, монархистами или членами фашистских групп — Губарев, Стрелков, Бородай и Захарченко; ветеранами или наемниками, участвовавшими в различных вооруженных конфликтах в Афганистане, Чечне, Нагорном Карабахе, Осетии или на Балканах — Безлер, Моторола, Болотов; либо бизнесменами, как Пономарев, обвинявший киевское правительство в том, что в нем полно «гомосексуалистов и фашистов», и Плотницкий, который заявлял, что Евромайдан был организован «еврейским кагаломКагал — орган самоуправления в еврейской общине.».

Только одно подразделение, батальон «Призрак», которым командовал погибший Алексей Мозговой, открыто приветствовало вступление в него иностранных антифашистов и коммунистов. Однако, французские бойцы в этом отряде были из крайне правой Unité continentale, а бразильцы — поклонниками поддерживаемого Кремлем ультраправого идеолога евразийства Александра Дугина, бывшего лидера НБП, правой шовинистической группы, выходившей на демонстрации под лозунгом «Россия — все, остальное — ничто». Сам Мозговой мечтал о возвращении славных дней казачества в составе империалистической России. Незадолго до гибели он сделал следующий комментарий (обратный перевод с английского — прим. перев.): «Если завтра я увижу в кафе или в баре хоть одну молодую девушку, она будет арестована. Женщина должна быть матерью, хранительницей очага. А какие матери из тех, кто ходит по барам?.. Женщина должна сидеть дома, печь пирожки и праздновать Восьмое марта. Пора вспомнить, что вы русские! Пора вернуть русский дух!» Сущность «Призрака» отчетливо демонстрирует его ключевую цель — восстановление бывшей царской «Новороссии» в интересах нынешнего российского империализма.

Коммунизм, национализация или интересы элит?

Патрик
Я давно слежу за превосходным левым анализом, который дают группы вроде «Беркута», и с удовольствием распространял бы его через Фейсбук, если бы, к несчастью, в нем не использовалось слово «евреи» в качестве оскорбления, что делает материал непригодным к использованию. Но, несмотря на совершенно неприемлемый антисемитизм, от которого, конечно, следует отказаться, подобные группы являются в основном левыми и прогрессивными и им можно дать определенную поддержку. Я уверен, что «Беркуту» и другим подобным группам нужно отказаться от своих предрассудков, но мы не должны игнорировать ту положительную работу, которую они ведут через Фейсбук, прославляя СССР и плановую экономику.

Группа «Беркут» — это фан-клуб жестокого полицейского спецназа, чьи действия, предпринятые в конце ноября 2013 года по приказу Януковича, вызвали ярость масс и вылились в 400-тысячную демонстрацию 1-го декабря. После того, как в январе правительство Януковича приняло ряд антидемократических законов, протесты стали непрерывными, и «Беркут» вновь был использован для разгона демонстраций, что привело ко множеству смертей.

Киевская милиция и Беркут в ожидании приказа атаковать протестующих

Подобные группы не просто отражают наивный антисемитизм, распространенный в постсоветских республиках благодаря отголоскам сталинской политики, а сами являются инструментом пропаганды подобных идей. Нет ничего удивительного в том, что «Беркут», подобно многим российским реакционерам, сегодня мечтает вернуться во времена сталинского СССР, когда бюрократия для сохранения своей власти опиралась на армию и спецслужбы. Подобные группы, однако, весьма враждебно настроены по отношению к тем принципам, на которых большевики во главе с Лениным и Троцким строили молодую Советскую республику — рабочее государство, ставившее своей целью формирование интернационального социалистического общества, в котором за каждым признавались бы демократические и национальные права, а государственный аппарат должен был отмереть за ненадобностью.

Патрик
В самих республиках были предприняты такие коммунистические действия, как передача под рабочий контроль одной из фабрик в Луганске, были взяты под контроль другие средства производства. Политическая природа ДНР и ЛНР довольно сложна, я бы даже сказал, что это новый феномен, которому нужно дать время развиться.

Наоборот, природа этих республик совершенно ясна. Это однозначно прокапиталистические государства. Например, «Народный Совет», который играет роль парламента ЛНР, состоит из 35 представителей организации «Мир Луганщине» и 15 членов «Луганского экономического союза». Хотя первая позиционирует себя как представителей работников здравоохранения, образования и социального сектора, а второй — представителей промышленности и предпринимателей, оба они — используя, разумеется, одинаковую риторику — выступают за привлечение государственного и частного капитала для установления социального партнерства между бизнесом и государственными органами. Оба они ссылаются на необходимость развития успехов, достигнутых при режиме Януковича. Тот факт, что обе программы написаны одним и тем же человеком или группой людей, абсолютно ясно показывает: обе они не являются независимыми организациями, а служат марионетками в руках властей республики.

Подчеркивать коммунистические действия властей республики вроде передачи под рабочий контроль одной из фабрик в Луганске означает хвататься за соломинку. Фабрика, о которой идет речь, уже находилась в государственной собственности и была обанкрочена несколько лет назад, число работников сократилось с 2500 до 100 человек. Группа персонала, включая менеджмент предприятия, получала кое-какое снабжение, чтобы хоть как-то поддерживать производство. Один из них — руководитель службы безопасности, с 2014 года занимается бизнесом и сегодня возглавляет Луганский экономический союз.

Суть «национализации» в республиках — отобрать собственность у сторонников Украины и передать сторонникам республик. Предыдущий премьер ДНР Александр Бородай выразился совершенно ясно:

Александр
Бородай
Пройдет национализация. Тех компаний, которые сегодня признаются собственностью Украины. Они просто сменят владельцев и будут национализированы в Донецкой республике. Компании Рената Ахметова? Тут не может быть разговоров о национализации. Мы не имеем ничего общего с коммунистами, которые только отбирают и национализируют. Мы уважаем право частной собственности.

Конечно, лидеры республик уважают частную собственность — ведь именно они чаще всего и становятся новыми собственниками.

Ждёт ли поддерживаемые Россией страны и территории прогрессивное будущее?

Патрик
Было бы вполне справедливо утверждать, что хотя Россия — капиталистическое государство и ее правительство не является социалистическим, для нее вполне естественно не быть членом НАТО. Она является бельмом на глазу западных стран и может стать источником помощи странам с прогрессивными явлениями вроде национализации промышленности — таким, как Сирия Асада, Приднестровье, Донбасс или Куба. Или же Соцпартия уверена, что любое влияние России пагубно и его нельзя поддерживать, а для этих стран было бы лучше быть свободными от него, даже если им суждено пасть?

Россия действительно пытается создать международный альянс, и интересы этого альянса действительно находятся в конфликте с интересами империализма США и ЕС. Россия продолжает проталкивать БРИКС, Евразийский Союз, Шанхайское соглашение о сотрудничестве. Она поддерживает союзнические отношения со странами вроде Венесуэлы, противостоящими США с левых позиций, но также — и с реакционными режимами в Иране, Северной Корее и Беларуси. На Кубе она сегодня согласна списать основную часть советского долга в обмен на предоставление российской промышленности, в основном частной, прав на участие в разведке нефти и транспортных проектах, что составляет часть кубинского «плана реструктуризации». Рупор российской пропаганды, Russia Today, широко освещает различные протесты и борьбу профсоюзов, рассказывает о деятельности левых партий и политиков в других странах, в то время как российский министр иностранных дел тесно сотрудничает с ультраправыми политиками и партиями.

Руководители стран БРИКС, одного из союзов, экономически соперничающих с империалистическими США

Мир никогда не был и сегодня не является черно-белой картинкой, в которой на черной стороне находится империализм США, а на белой — кто-то еще. США сегодня, конечно, являются наиболее сильным империалистическим государством, хотя и далеким от того, чтобы быть непобедимым. Однако существует и постоянный конфликт между интересами различных империалистов, будь то Европа, Япония, Китай или Россия. Страны БРИКС — Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР — все так или иначе пытаются утвердиться как региональные империалистические державы, а Китай и Россия играют ещё и глобальную роль. США и Россия конкурируют друг с другом на рынке оружия, причем каждый удерживает за собой 30% рынка. Китай с большим отставанием находится на третьем месте.

Китай и Россия противостоят США и ЕС не из альтруистических соображений, а защищают свои собственные экономические интересы. Например, Россия вкладывает большие средства в атомную энергетику в Иране. Идет строительство нефтепроводов, чтобы облегчить эксплуатацию развивающихся рынков. На международной арене Россия и Китай противостоят расширению контроля США и ЕС над новыми рынками, но на территориях, которые контролируют они сами, включая их собственные страны, они проводят политику, абсолютно враждебную интересам рабочего класса. Когда Россия или Китай предлагают экономическую помощь, они требуют взамен приватизации активов, что является аналогом политики «долг в обмен на акции», проводимой американским империализмом в конце 1980-х. Таким образом, неправильно ставить вопрос, лучше или хуже влияние России по сравнению с США или ЕС. Вопрос должен быть не о том, интересы какой буржуазии поддерживать, а о том, в чем состоят интересы рабочего класса.

Порой случается, что рабочий класс вынужден бороться с тем же врагом, что и часть буржуазии. Так часто бывало в прошлом в период борьбы за национальное освобождение во многих колониальных странах. Сегодня в условиях тоталитарных режимов часть буржуазии тоже хочет получить больше демократических прав — в этом их интересы совпадают с такими же интересами рабочего класса. Но тут нужно помнить одно основополагающее правило: рабочий класс и его организации должны сохранять принципиальную и независимую позицию, чтобы быть уверенными — права и интересы рабочих не окажутся принесенными в жертву выгодам одной из групп правящей элиты. В XXI веке ни одна из капиталистических стран сама по себе не в состоянии противостоять диктату мирового рынка — даже относительно сильная страна вроде России может внезапно обнаружить, что ее экономика оказалась поставлена на колени в результате падения цен на нефть.

Патрик
Потенциально, при корректной поддержке и политическом влиянии со стороны европейских левых, они (ДНР и ЛНР) могут стать чрезвычайно прогрессивной силой. Хотя, что более вероятно и менее желательно, они могут стать авторитарными федеральными республиками в составе России с контролируемой государством капиталистической экономикой. Я убежден в необходимости бросить призыв к массовой поддержке левых в донбасском сопротивлении и общеевропейской попытке превратить Новороссию в прогрессивную антикапиталистическую и антиимпериалистическую силу, что могло бы выбить почву из-под ног любых авторитарных и крайне правых элементов.

Даже если оставить в стороне их реакционную социальную политику, то одних только событий 2015 года (когда был убит Мозговой; был смещён, а затем арестован спикер донецкого парламента Андрей Пургин; начали поступать сообщения о стягивании войск к парламенту вслед за смещением Бородая) было бы более чем достаточно, чтобы продемонстрировать авторитарную природу этих республик.

В свете этого убеждение о корректной поддержке и политическом влиянии со стороны европейских левых, что само по себе представляет весьма покровительственный подход, а также идея о том, что эти республики могут превратиться в прогрессивную силу, явно ошибочны. Единственный путь создания действительно прогрессивной силы в регионе — это развитие подлинного, независимого и политически сознательного движения рабочего класса, которое будет противостоять реакционному капиталистическому руководству как в Москве и Киеве, так и в самих республиках. Такое движение вынужденно займет ясную и принципиальную позицию по языковому и национальному вопросу, основанную на признании и поддержке языковых прав, на автономии и на самоопределении в контексте федерации социалистических государств региона. Что не оставит места для политики, основанной на реакционной идее реставрации царской Новороссии.