Socialist
News




ИК

СА: За подъемом будет социальный взрыв

Вторая конференция Социалистической Альтернативы

Часть плакатов, с которыми мы выходили на протесты

1 октября Социалистическая Альтернатива провела конференцию, чтобы обсудить положение в мире и в стране, национальный вопрос и нашу тактику на ближайший период. В конференции приняли участие более 20 товарищей и товарищек, в том числе — насколько это позволил скайп — из Украины и Азербайджана.

Уже не застой: разочарование сменяется гневом

Антикоррупционные протесты 26 марта, в которых приняло участие большое число молодых людей, всколыхнули российское общество, положив конец той политической стагнации, в которой оно пребывало с окончания волны Болотных протестов.

К этому застою привели несколько факторов. Неспособность лидеров протестного движения предложить какую-либо стратегию для развития протеста после выборов «Координационного Совета оппозиции» привела к быстрому спаду движения. Это наряду с арестами, бегством разных лидеров за границу и убийством Немцова создало упадочную атмосферу; практически все оппозиционные группы — как левые, так и правые — оказались под влиянием деморализации и упадка.

Особенно дурную роль сыграли независимые профсоюзы. В начале мирового экономического кризиса они делали довольно радикальные заявления, однако обошли стороной Болотные протесты. Хуже того, когда правительство начало широкомасштабные сокращения бюджета в социальном секторе, профсоюзы не смогли возглавить движение против этих действий, заменив уличные протесты пустыми декларациями и различными «воркшопами» и «тренингами». Если закрытие больниц продолжится в том же темпе — больше одной в день — то к 2020 году останется только треть из 10700 больниц, существовавших в 2000 году, то есть в России будет меньше больниц, чем в 1913 году. Эти меры уже привели к росту ежегодной смертности на 24 тысячи человек (то есть на 65 человек в день), в основном из-за отсутствия адекватного лечения.

Российский рабочий класс, особенно молодежь, вынуждены были принять на себя тяготы продолжающегося экономического кризиса. Власти делают все возможное, чтобы скрыть масштабы кризиса. Задержки выплаты зарплат, согласно официальной статистике, сокращаются и затронули только небольшую часть работников, однако опросы говорят иное: 23% работающих респондентов утверждали, что они лично в течение последних двух-трех месяцев сталкивались с сокращениями или задержками зарплат. Когда речь идет о реальных доходах россиян, статистика печальна: они сокращаются уже четвертый год подряд. В 2014 году снижение составило 0,7%, в 2015 году — 3,2%, в 2016 году — 5,9%.

Когда рабочие пытаются протестовать, как шахтеры в Гуково, они сталкиваются с полицейским насилием и с фактическим «домашним арестом» в масштабах целого города ради предотвращения протестного марша на Москву. Для подавления движения дагестанских шоферов-дальнобойщиков власти использовали ОМОН и регулярные войска Росгвардии.

На какой-то момент многие мирились с сокращениями в надежде, что золотые деньки экономического роста вернутся, однако сейчас многое указывает на то, что терпение людей на исходе. Частично это объясняет огромное недовольство коррупцией и неравенством, которое и спровоцировало молодежные протесты. Однако сейчас света в конце туннеля не видно — правительство занимается выборочным спасением частных банков, тогда как официальные прогнозы говорят, что экономический рост в ближайшие три года не превысит 1,5%. Скорее всего это цифра будет нормой намного дольше.

Патриотический подъем на исходе

Международная ситуация отвлекла внимание от кризиса, создавая впечатление, что позиции России в мире укрепляются. Украинский кризис спровоцировал мощный рост патриотических настроений, которые правящая верхушка все еще пытается использовать, снимая фильмы про Крым и назначая выборы в годовщину его «возвращения». Однако сейчас это уже так просто не работает и ударяет по самому режиму. Они даже памятник Калашникову правильно установить не смогли!

Тупик в вопросе Юго-Восточной Украины позволил сбить волну воинственного патриотизма. Многочисленные неудачные перемирия не смогли остановить непрерывные вооруженные столкновения, в то время как усиление экономической блокады Киевом означало, что Россия должна будет тратить больше на поддержку двух непризнанных республик, что еще сильнее ударит по федеральному бюджету. Последние слухи о том, что Кремль может сменить руководство ЛНР и ДНР «на более компромиссные фигуры», чтобы позволить ввести «миротворцев», связаны с необходимостью найти больше денег на Крым и Калининград за счет ЛНР и ДНР.

Начало конфликта в Восточной Украине быстро поляризовало оппозицию на пророссийские и проукраинские группы. Даже анархисты раскололись. Теперь многие из тех правых и других радикальных групп, кто отправился воевать на Донбасс, возвращаются, и их могут использовать против оппозиции в будущем, в том числе и как людей, умеющих пользоваться оружием.

«Победы» режима Асада в результате прямого вмешательства российских войск представляются в качестве усиления роли Кремля в мире. Это, несомненно, нанесло удар по интересам США в Сирии. Однако победа России — «пиррова»: стабильность в регионе вернуть не удалось, а недавние события продемонстрировали опасность открытых столкновений между американскими и российскими войсками. Интервенция в Сирии никогда не пользовалась широкой популярностью, и опросы показывают снижение общественной поддержки этой кампании. В то же время события в другой международной «горячей точке» — Северной Корее — напрямую угрожают интересам России. Введение очередных санкций напрямую повлияет на экономические интересы России и Китая и может даже перерасти в мировую торговую войну. А если эскалация конфликта продолжится, то весь регион будет дестабилизирован. Дополнительно подливают масла в огонь противостояния широкомасштабные военные учения РФ на территории Беларуси, призванные оказать давление на ЕС с одной стороны и на колеблющийся между РФ и ЕС режим Лукашенко — с другой. В реальности же это может вызвать дальнейшее усиление противостояния, когда правительства ближайших стран, особенно прибалтийских, в страхе перед повторением украинского сценария будут требовать ввода к себе дополнительных НАТОвских контингентов.

Путин: на чем держится режим «голого короля»

Поверхностный анализ ситуации в России сегодня приводит лишь к одному выводу: правящий режим все еще силен, кремлевские либералы отстранены от влияния на политические решения, экономическая ситуация, хотя и сложная, все-таки находится под контролем, а международные события относительно укрепили позиции России и популярность Путина.

Московские муниципальные выборы продемонстрировали снижение поддержки властей и «Единой России», не говоря уже о других парламентских партиях, однако Путин, если верить опросам общественного мнения, по-прежнему пользуется огромной поддержкой. Но строго статистический анализ недиалектичен, он игнорирует процессы, происходящие в обществе, которые, когда они выйдут на поверхность, полностью подорвут поддержку режима. Ведь «король-то голый!»

Другая сторона картины — это накопление проблем и противоречий за прошедший период. По данным РБК, реальные доходы населения после поправки на инфляцию упали до уровня 2009 года. Недовольство уровнем жизни, реновацией, невыплатой заработной платы, новыми налогами и общей несвободой создают опасность социального взрыва. Тем не менее, у режима нет ответа ни на одну из проблем. Вместо этого любая попытка противостоять или протестовать встречает беспрецедентные ответные меры — будь то дальнобойщики, шахтеры в Ростове или возмущенные произволом рабочие-иммигранты в Москве.

Уже десятилетия не принимались репрессивные меры таких масштабов, как против тех, кто вышел на улицы 26 марта. Только в Москве 64 человека провели в тюрьме в среднем десять дней, а еще 469 были оштрафованы на 10-20 тысяч рублей. Более 150 следователей занимаются делами 5 человек, которым выдвинуты уголовные обвинения.

В «нормальной буржуазной демократии» у правящей элиты есть целая система оппозиционных партий и организаций, которые в момент социального недовольства могут направить возмущение в безопасное русло. Но российская элита сделала все возможное, чтобы нейтрализовать даже безопасные для нее «оппозиционные силы», представленные «системной оппозицией» в парламенте. И даже голосование некоторых депутатов от этих партий против некоторых из худших законов («Платона», Пакета Яровой, платежей за капремонт) плохо скрывают тот факт, что эти партии мало проявляют себя за пределами думских коридоров.

Яркой демонстрацией падения их мобилизационного потенциала является решение новосибирской КПРФ организовать демонстрацию в поддержку Северной Кореи в то время, когда в город на выступление приехал Навальный. КПРФ мобилизовало не более 50 человек, Навальный собрал несколько тысяч. Дошло до того, что КПРФ обсуждает с администрацией президента своих кандидатов на предстоящих президентских выборах, чтобы обеспечить высокую явку и повысить доверие к выборам. Среди кандидатов, рассматриваемых Кремлем — Сергей Левченко, Иван Мельников и Валерий Рашкин.

Лидеры Болотных протестов — пять лет спустя. Удальцов и Навальный

К позору Сергея Удальцова, который только что освободился из тюрьмы после отбывания срока за участие в протестах на Болотной, он не смог извлечь уроки из тех событий. Удальцов повторяет, что союз либералов, левых и правых националистов был одной из сильных сторон Болотных протестов. Фактически же этот союз сдерживал более широкую поддержку со стороны рабочего класса и готовых к мобилизации недовольных меньшинств, а некритическая поддержка Удальцовым либералов позволяла им свободно использовать левое движение, когда им это было нужно. Пытаясь вернуть себе штандарт «лидера» левых сил, он утверждает, что два «системных» кандидата — Зюганов и Миронов — должны объединить свои силы, а затем предлагает выдвинуть других кандидатов, представляющих «левопатриотов», в том числе русского шовиниста и противника Pussy Riot Сергея Шаргунова, национал-большевика Захара Прилепина, умеренного националиста, одного из основателей «Яблока» и нефтяного лоббиста Юрия Болдырева, прорыночного экономиста Сергея Глазьева или новосибирского мэра Анатолия Локотя — того самого Локотя, который организовал демонстрацию в поддержку Северной Кореи! Тот факт, что он включает Левченко в свой список, показывает, что его подход не так далеко ушел от подхода «системной» КПРФ и их кремлевской «крыши».

Отсутствие реальных оппозиционных сил, включая отказ не-желтых профсоюзов от политической работы, создало в России почти уникальную ситуацию. Как и во многих других странах, в стране есть основа для прорыва недовольства людей вовне. Такое недовольство в других странах совсем недавно привело к появлению как правых популистских сил (таких, как трамписты в США), так и левых популистов — партий Сириза и Подемос и политиков Берни Сандерса и Джереми Корбина. Однако в России зреющее недовольство нашло выход через интерес к фигуре Навального — либерала с националистическим душком, который не по личным убеждениям, а в духе чистого популизма не только отражает антикоррупционные настроения людей, но и выдвигает обычно свойственные левым требования, выступая за повышение минимальной зарплаты, за бесплатное образование и здравоохранение. Он даже критиковал захват Крыма, но не с принципиальных политических позиций, а из-за того, как именно режим осуществил этот захват.

Новый слой выходит на улицы

Не Навальный предвосхитил и направил настроения молодежи 26 марта, это молодежь определила его позицию. Сейчас молодежь занимают проблемы, которые непосредственно затрагивают их: качество и стоимость образования, возможности трудоустройства, жилье. Именно это и подпитывало более обширную кампанию против коррупции (ЦЭПР — 17.05.2017). В более общем плане, согласно опросу ФОМ среди молодежи (17.04.2017), социалистическими свои взгляды назвали 28% респондентов. В консервативных взглядах признаются 13% молодых респондентов и лишь 20% называют себя сторонниками либеральных взглядов.

Независимо от того, являются ли эти цифры точными, они указывают на общую тенденцию и подтверждают, что те, кто считает, что нужно скрывать или сглаживать наши социалистические требования, глубоко ошибаются.

Следует подчеркнуть, что молодежный протест был всего лишь первым актом в развитии более широкого оппозиционного движения. Оно может столкнуться с иными событиями — например, международными проблемами, — и не будет развиваться по восходящей линейно, но общая траектория понятна.

Тем не менее, подъем в России начинается так же, как и многие другие протесты молодежи во всем мире — с туманными, неясными идеями и лозунгами. По мере продолжения протестов они дадут новую жизнь тем политическим течениям — анархистам, либералам и правым — которые в последние годы не были особенно активны. Тем важнее, чтобы социалисты-интернационалисты с самого начала выдвигали четкую и радикальную позицию, чтобы затем не остаться на обочине протестов, как произошло с украинскими левыми в ходе Майдана.

Протест начинается там, где остановился предыдущий

Пять лет назад после фальсификации выборов начались Болотные протесты. Хотя левые (и в частности наша организация, получившая около 10 тысяч голосов на выборах в Координационный совет оппозиции) были хорошо заметны в ходе этих событий, основные силы протеста направляли лидеры либеральной оппозиции, которым были лояльны Удальцов и крайне правые. В отсутствие внятной программы, тактики и стратегии, способных привлечь рабочий класс к борьбе, Болотные события не получили широкого отклика и оказались изолированы в крупных городах. Путин же смог опереться на рабочий класс в регионах — вспомним известный эпизод с Уралвагонзаводом. После него рабочие Уралвагонзавода сами столкнулись с неоплачиваемыми вынужденными «отпусками» и с угрозой банкротства их завода. Сегодня Путин все еще может положиться на поддержку некоторых региональных элит и крупного бизнеса. Однако эти сектора бизнеса, и так страдавшие от серьезных бюджетных ограничений, к которым позже добавилось беспокойство по поводу усиления санкций, едва ли уверенно поддержат его в случае начала большого социального конфликта. Даже попытка воскресить движение «Наши» или некое подобное движение после 26 марта не имели никакого успеха. Основания его власти сузились до того, что едва ли у режима остались другие варианты, кроме усиления репрессий и обращения к наиболее реакционно-клерикальным слоям сторонников, которых, в свою очередь, не так-то просто контролировать. Как показали события, развернувшиеся вокруг Матильды и поддержки народности рохинджа частью мусульман (митинг у посольства Мьянмы в Москве, издевательства над буддистом в парке Горького), участие этих слоев в публичной политике может привести к неожиданным последствиям.

Попытка опереться на самые реакционные силы в условиях кризиса воскрешает старые проблемы, казавшиеся решенными в более благополучный период. Так например, реакционный режим Кадырова в Чечне, чувствуя собственную необходимость российскому режиму в целом, начинает играть все более и более самостоятельную роль, включая даже претензии на самостоятельную внешнюю политику. Но такая «исключительность» его положения может и скорее всего вызовет нарастающее недовольство других региональных элит, особенно в национальных республиках — Татарстане, Башкортостане и т.д., — права которых на распоряжение собранными налогами все более и более ущемляются в условиях нарастающего бюджетного кризиса. Пытаясь применить политику «разделяй и властвуй», центральное правительство тем самым в перспективе создает условия для все большего роста сепаратизма, межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

Социальный взрыв неизбежен

Режим до дрожи боится развития оранжевых событий, «российского Майдана». Однако мы не можем быть уверены, что он понимает суть и причины, приведшие к Майдану и другим «цветным революциям». Судя по всем публичным заявлениям, пропаганде и реальным политическим действиям, власть либо действительно убеждена, что «цветные революции» «инспирируются» искусственно, причем сугубо либеральной оппозицией при поддержке западных правительств, либо у нее не остается других механизмов реагирования и слоев, на которые она может положиться, кроме реакционных, антизападнических и не отделяющих страну от действующей власти. Такая революция в России, верит режим, может быть предотвращена путем усиления антизападной риторики и применения репрессивных мер к любым возмутителям спокойствия. Но движущей силой всех цветных революций было большое низовое недовольство бедностью, низкими зарплатами, коррупцией и усилением полицейского насилия над теми или иными выразителями оппозиционных мнений. Только после стихийной мобилизации недовольных либералы и прозападные силы усиливали свое присутствие и занимали лидирующие позиции в протесте — а также лишь потому, что левые и профсоюзные силы оказывались слишком слабы, чтобы возглавить движение.

Учитывая продолжающуюся стагнацию в экономике, растущую клерикальную (как православную, так и мусульманскую) реакцию в обществе, коррупцию и авторитарные повадки правительства, социальный взрыв, подобный тем, что приводил к цветным революциям, становится практически неизбежен. Вопрос, который сейчас во весь рост встает перед интернационалистскими левыми — сможем ли мы преуспеть в создании силы, способной эффективно вмешаться в процесс спонтанного подъема и предложить серьезную альтернативу тому, что будут предлагать либеральные и националистические группы. Уже только по этой причине необходимо энергично развивать нашу организацию и подготавливать ее к такой задаче.

Президентская «гонка» и роль Навального

В любом случае, следующие шесть месяцев будут определены президентской кампанией. Выборы без выбора: стандартный список из тех же 4 кандидатов, маленькая явка, окончательно ставшие тенью Единой России партии «системной оппозиции» теряют голоса, оставляя победу главному кандидату, что позволит ему править еще 6 лет. К выборам-2024 никто из тех, кому меньше тридцати, не сможет вспомнить жизни не при Путине. Кремль пока не решил, нужны ли ему другие кандидаты-спойлеры, возможно, такой станет Ксения Собчак — для создания впечатления, что женщины в России также имеют голос и для того, чтобы сбить с толку потенциально протестные голоса либерально настроенных людей; возможно, Кремль привлечет даже какого-нибудь «левого» кандидата, например, Левченко.

Но ключевым вопросом выборов остается роль, которую сыграет Навальный. Неудивительно, что только наша организация, используя марксистский анализ, смогла предсказать, что кампания Навального начнется именно так, как она началась — с крупных митингов по всей России. Это произошло потому, что мы смогли увидеть растущую злость молодежи на отсутствие перспектив и поскольку, как мы писали раньше, произошел разворот Навального в сторону левых лозунгов (например, о минимальной зарплате) — именно этот популистский подход эхом откликнулся в регионах, где сейчас Навальный собирает большие митинги и имеет разветвленную сеть административных штабов. Его продолжающаяся кампания, идущая то на подъем, то на спад, притом без попыток выстроить хоть какие-то демократические структуры вроде партии, дает левым силам реальную возможность работать среди потенциальных избирателей Навального и развивать левое движение. Работа, которую мы делаем сейчас для усиления наших позиций, должна помочь нам эффективно включиться в движение, если после выборов начнутся протесты против их недемократичности.

Мы считаем маловероятным, что Навального зарегистрируют в качестве кандидата на выборах. И даже если это случится, мы не можем призывать голосовать за кого-либо, кто продолжает оставаться по своей сути неолибералом с националистическими взглядами. Наоборот, нам необходимо найти возможности взаимодействовать и переубеждать те слои молодежи и рабочего класса, которые видят его единственным «реальным» оппозиционным лидером на сегодняшний день. Чтобы это сделать, нам необходимо энергично развивать наши кампании. Нам нужно искать среди его умеренных сторонников тех, кто ищет левую альтернативу в его программе, и агитировать в пользу нашей, сравнивая различия: по зарплатам — за 300 рублей в час и профсоюз; по позиции о ЛГБТ и по женскому вопросу; против авторитарного и недемократичного руководства протестным движением, в пользу защиты прав настоящих борцов — таких, как Али Феруз; за обобществление промышленности и финансовой сферы для выхода из кризиса и т.д. Во всей нашей работе мы должны подчеркивать необходимость самоорганизации и демократических структур, что будет крайне важно при любых протестах после выборов.

Тактика единого фронта с левыми и сотрудничество

Еще во время Болотных протестов мы делали акцент на необходимости единого фронта с другими левыми группами и активистами. Где это было возможно, мы координировали кампанию по выдвижению левых кандидатов в КС. Это остается верным подходом и сегодня. Однако потенциал работы с другими левыми группами почти отсутствует связи с их слабостью и готовностью многих из них сотрудничать с правыми и либералами. Например, до начала муниципальных выборов в Москве, мы предполагали, в том числе, сотрудничать с членом РСД и кандидатом в депутаты Кириллом Медведевым, рассчитывая, что в своей кампании он будет хотя бы минимально продвигать социалистические идеи. Но, выдвинувшись от КПРФ, он превратился в простого «патриота Мещанки», желающего восстановить кинотеатр «Форум», без какого-либо озвучивания своего отношения к серьезным и злободневным проблемам и социалистическим путям их решения — и это сделало для нас невозможным даже критическое участие. Акцентом в нашей работе, в таком случае, должно стать вовлечение новых слоев, не состоящих в каких-либо организациях, в борьбу, даже если они не полностью согласны с нашими позициями, так, как мы делали это на протяжении наших текущих кампаний. Если другие левые группы получат развитие, мы можем пересмотреть наше отношение к ним, когда увидим, как они работают. В частности, мы рассчитываем на заблаговременную и серьезную дискуссию вокруг выдвижения кандидатов и об их программе на выборах в Мосгорудуму в 2019 году.

Несмотря на то, что «малые профсоюзы с большой бюрократией» продолжают находиться в апатии, развивается боевой профсоюз журналистов и работников СМИ, который энергично включился в кампанию защиты своего члена Али Феруза, которую ведем и мы. За полтора года профсоюз успешно участвовал более чем в десяти трудовых спорах и проводил общественные кампании в защиту журналистов, оказавшихся в трудной ситуации или под давлением правоохранительных органов. На последнем съезде двое наших товарищей были избраны в руководство. Помимо усиления профсоюза мы видим своей задачей повышение уровня сознания журналистов и создание редкого для сегодняшней России примера политизированного и публично активного профсоюза.

Текущие задачи организации

Нам нужно усилить работу над публикациями, сделав издание нашего журнала и других брошюр регулярными, а также продолжать развивать наш сайт и работу в соцсетях и телеграме. Нам нужно организовывать больше дискуссий и партшкол, чтобы улучшить политическое понимание и образованность наших товарищей и товарищек. И конечно же, нам необходимо тщательно подходить к вопросам финансов, чтобы организация имела необходимые для ее работы ресурсы. Только таким образом мы можем быть уверенными в своих силах перед грядущими событиями.

Мы призываем всех, кто разделяет нашу программу, тактику и стратегию, кто готов бороться за демократическое, социалистическое общество, вступать к нам. Только вместе мы сможем построть политическую организацию, способную привести к победе над капитализмом, бедностью, всеми формами дискриминации и разделения, национальным угнетением, а также остановить глобальное изменение климата.