Socialist
News




Лев Сосновский

СА: Режим использует теракт, чтобы сбить протестную волну

Нужна настоящая солидарность вместо казенного единства и санкционированной скорби

3 апреля в Петербургском метро произошел теракт. В результате взрыва погибло 14 и пострадало более 50 человек. Мы разделяем боль родных и близких погибших и раненых. Этот теракт, как и многие другие по всему миру, направлен против обычных людей. В нем погибли люди нескольких национальностей и граждане нескольких государств. Как социалисты и рабочие, мы скорбим и призываем не поддаваться разделяющим и стравливающим людей страхам и предрассудкам: их используют против нас именно тогда, когда нужна солидарность.

Сейчас не имеет смысла рассуждать, кто является непосредственным исполнителем этого теракта: при минимуме достоверной информации любая версия — не более чем спекуляция. К концу третьих суток после теракта ответственность за него не взяла на себя ни одна организация. Но кто бы ни стоял за этим взрывом, сама реакция властей на теракт оказалась политическим ответом на акции протеста, прошедшие в конце марта и забастовку дальнобойщиков.

Сразу же после теракта провластные политологи — а только они сегодня допущены на телеэкраны — стали публично обвинять в терактах оппозицию, вылезшую из интернета чтобы раскачивать лодку стабильности. Госдума предложила «наложить мораторий» на проведение митингов — но, очевидно, только митингов своих оппонентов. В Воронеже ждать федерального моратория не стали, запретив в связи с террористической угрозой любые массовые мероприятия «до особого распоряжения» — то есть бессрочно и крайне избирательно. «Свои» митинги — якобы «против террора», а на деле в поддержку политики правящей верхушки — власти не только разрешают, но и согласовывают задним числом, нарушая собственные законы, как, например, произошло в Екатеринбурге.

Теракт был использован властью для развертывания нового витка ксенофобии, исламофобии и расистских действий полиции против лиц «не той» национальности. Так, Ильяс Никитин, чей кадр с камер наблюдения в метро «слили» в СМИ в первые часы после теракта под видом фотографии подозреваемого, был уволен с работы — хотя в тот же день после публикаций он сам пришел в полицию и был отпущен после проверки, доказавшей его непричастность.

Все эти действия властей — попытка извлечь из теракта собственную политическую выгоду, чтобы в самом начале перебить и разделить страхами начинающийся протестный политический подъем. Показательно, что по информации источника «Коммерсанта», «антитеррористические» митинги рекомендовано провести в тех самых городах и в тех самых местах, где 26 марта проходили «антикоррупционные» митинги. В Москве было решено провести митинг в виде концерта на Поклонной горе, причем информация об этом еще до официального анонса появилась на сайте massovki.net в разделе «Политические массовки», где собирают людей на проплаченные митинги. Однако сможет ли власть перехватить повестку, используя такой болезненный повод и через его политизацию пытаясь найти опору среди населения?

Распространенность, по крайней мере в соцсетях, версии о причастности российских спецслужб к теракту говорит о том, что у людей уже нет доверия к силовикам и полицейской системе в целом.

Полицейские задерживали молодёжь за участие в мирных митингах и просто за нахождение на улице не в то время и не в том месте — и полиции припомнили ее рвение махать дубинками, а не отслеживать террористические угрозы. Полиция же, совместно с судьями, добивалась уголовных сроков за ловлю покемонов и лайки и репосты, вводя на практике наказания за мыслепреступления. Силовики повыше направляли ОМОН и Росгвардию против бастующих водителей-дальнобойщиков. Таран карательной машины, получивший в последние 15 лет именно под предлогом борьбы с терроризмом огромную массу, оказался направлен не против преступников и террористов, а против политически активных рабочих и молодежи.

Это же недовольство полицейским государством было заметно в острой реакции на соболезнования близким жертв теракта от премьера Медведева. Насколько можно судить по его твиттеру, стихийно проявился социальный и даже классовый подтекст: Продай дворцы и помоги пострадавшим, Сначала поезди в метро, потом будешь испытывать боль, Как на лыжах покатался?, Вы отгородились от народа полицией и ФСО, нам не нужны ваши соболезнования — и дальше в том же духе.

Весьма вероятно, что власти начнут принуждать к участию в запланированных «антитерростических» митингах школьников, студентов, и трудящихся-«бюджетников». Возможно, что среди них будут и те, кто участвовал в митингах 26 марта. Мы со своей стороны предлагаем таким людям по возможности объединяться и выходить на такие митинги со своими требованиями. Там где нет такой возможности — хотя бы просто пообщаться с людьми и затем обнародовать их мнение, а не точку зрения властей.

СА выступает


— За общественный контроль над расследованием теракта;

— За немедленное прекращение ксенофобной истерии и полицейских облав по расовому или национальному признаку;

— За расследование действий ОМОНа на акциях 26 марта, давления на родственников и пыток задержанных;

— За выборность и сменяемость всех чиновников, включая суд и полицию, для обеспечения их неподкупности и разрушение круговой поруки;

— Против любых попыток ограничения демократических прав под предлогом борьбы с терроризмом