Socialist
News




Светлана Кушталова

Почему я пришла в СА

Светлана Кушталова о своём пути к социалистическим взглядам

Света распространяет газету НеКосмо на Первомае

В России особенное отношение к социализму — из-за советского прошлого людям сложно отделаться от ассоциаций со сталинизмом, репрессиями, повальной уравнительной нищеты и «железным занавесом». До университета я, как и многие, воспринимала социализм через ту же призму недоверия, совершенно не пытаясь понять суть самой идеи. К тому же, я совершенно не ощущала в этом потребности — я росла в очень маленьком городе в типичной семье среднего класса с либеральными родителями и мне казалось, что угнетение — это или миф или совсем не о том мире, в котором мне предстоит жить.

Первое серьезное знакомство с идеями Маркса мне также не дало причин сомневаться в, как тогда казалось, нормально организованном современном обществе. Но примерно тогда же, когда я стала отмечать разнообразие социальных опытов окружающих меня людей, я столкнулась с идеями левых социальных философов 20-го века, которые стали подспорьем для более внимательного отношения к людям вокруг меня и к проблемам, с которыми они сталкиваются.

Первым триггером, указывающим на несовершенство нашего общества, стало понимание отсутствия базовых прав у ЛГБТ-сообщества. Тогда я впервые ощутила острое чувство обиды.

Следующей группой, к которой я стала испытывать эмпатию, стали мигранты и представители не титульной нации в России. Осознание разницы в уровне жизни и в отношении окружающих к различным национальным группам стало еще одним неприятным открытием.

Потом, наконец-то, я осознала, что как женщина я регулярно подвергаюсь прессингу огромной машины патриархата — и это несмотря на борьбу женщин в течение всех волн феминизма и, казалось бы, получение прав, ради которых борьба когда-то началась. Неожиданно для себя, я поняла, что, несмотря на то, что всю жизнь считала себя прогрессивной женщиной, получившей высшее образование, имеющей возможность самой выбирать себе работу, ну и в целом, как будто бы, не скованной какими-то там «скрепами», я все еще испытываю эмоции, говорю какие-то вещи, делаю что-то именно потому, что общество встроило меня в патриархальную систему, где я, как бы не хотела считать иначе, выполняю четко заданную роль «женщины».

Понимание этого стало самым большим и важным моим открытием. И тогда же стало понятно, что единственным способом преодоления этих систем угнетения является ежедневная борьба.

На первое время моим единственным способом борьбы стали разговоры с окружающими — споры, рассуждения и объяснения, почему недопустимо использовать дискриминационную лексику даже в рамках юмора. Конечно, довольно быстро стало очевидно, что этого недостаточно.

Чем больше я погружалась в эти проблемы, чем больше пыталась для себя решить, каким образом может осуществляться ежедневное сопротивление, тем отчетливее становилось понимание того, что гендерное неравенство, национализм, дискриминация по признаку сексуальной ориентации (и многие другие виды насилия), являются не самостоятельными видами угнетения, а выступают инструментами глобальной системы. Капитализм институализирует все виды дискриминации, и каждый из них работает на его укрепление. Следовательно, бессмысленно бороться с одним патриархатом или с одним национализмом, когда не делаются шаги в направлении изменения всей капиталистической системы.

И, конечно же, бороться в одиночку невозможно. Для ежедневного сопротивления всем видам дискриминации и несправедливости, для защиты прав угнетенных, необходима поддержка в лице людей, которые также смотрят на развитие общества и которые готовы лично принимать участие в изменениях. Именно таких людей я нашла в Социалистической Альтернативе.