Анастасия Фогель

Каракалпакстан: кровь и независимость

Как жители республики в Узбекистане защищали суверенитет

6 июля 2022   Каракалпакстан
Каракалпакстан: кровь и независимость Протесты в Нукусе с флагом республики Каракалпакстан

20 июня президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев озвучил содержание поправок в конституцию страны. Проведение референдума по её изменению планировалось ещё с декабря прошлого года. Среди популистской шелухи были две по-настоящему значимые: увеличение президентского срока до 7 лет с «обнулением» прошлых сроков и отмена статуса Каракалпакстана как суверенной республики в составе Узбекистана.

Каракалпакстан — республика на западе Узбекистана, занимающая больше трети площади страны, где проживает около 2 миллионов человек. Большая часть республики находится в зоне экологического бедствия — в долине высохшего Аральского моря и обмелевшей Амударьи. С пустынных территорий ветер несёт остатки пестицидов, использовавшихся ещё в советское время, и частицы отходов с советского военного биохимического полигона на бывшем острове Возрождения, который теперь стал частью Аральской пустыни. В республике сохраняются проблемы с доступом и качеством воды.

При этом, не принимая во внимание экологическую обстановку, в Каракалпакстане довольно активно добывают нефть. Доходы от её добычи и переработки, минуя столицу республики Нукус, отправляются либо в Ташкент, либо иностранным инвесторам. Согласно единственному исследованию об уровне жизни в Узбекистане, опубликованному в начале 2020 года, в Каракалпакстане были самые низкие доходы на душу населения. Даже с учётом активной трудовой миграции 10,4% жителей республики остаются без работы.

В советское время Каракалпакстан в качестве сначала автономной области, а потом автономной республики успел побывать в составе трёх республик — Казахстана, РСФСР и Узбекистана. 14 декабря 1990 года Верховный совет республики объявил о государственной независимости. В таком статусе республика прожила два года. Тогда обсуждались разные варианты: и независимость, и вступление в Казахстан или Узбекистан. В итоге 9 января 1993 года республика подписала с Узбекистаном договор о вхождении в его состав на 20 лет. При этом по конституции Узбекистана Каракалпакстан продолжил считаться суверенной республикой и имел право выхода из состава Узбекистана на основании референдума. Именно эти статьи Мирзиёев предложил изменить, убрав все упоминания о суверенном статусе.

Протесты в Каракалпакстане начались 1 июля после ареста юриста и независимого журналиста Даулетмурата Тажимуратова. До этого он объявил о планах провести 5 июля согласованный митинг против поправок. Люди начали собираться на Центральном Декханском базаре Нукуса, требуя его освобождения. На тот момент силовики ещё не проявляли явной активности. Через несколько часов Тажимуратова выпустили и он выступил перед протестующими вместе с приехавшим председателем Жокаргы Кенес (парламента Каракалпакстана) Муратом Камаловым.

Он ещё раз объявил о планах проведения митинга 5 июля, где должны были выступить в том числе депутаты Жокаргы Кенес. Через какое-то время Тажимуратов и Камалов на машине отправились к зданию парламента, часть протестующих пошла за ними и толкала машину. Когда Тажимуратов и Камалов зашли внутрь, протестующие остались снаружи. В это время силовики начали метать в толпу дымовые шашки, стрелять резиновыми пулями и использовать слезоточивый газ. Затем часть людей отправились к дому Тажимуратова.

На следующий день рано утром Тажимуратов и часть людей, находившихся около его дома, были задержаны. Тогда же пропала оппозиционная журналистка Лолагул Каллыханова, о чьём местонахождении неизвестно до сих пор. Люди снова попытались собраться на Центральном базаре, но он оказался закрыт. Силовики направили митингующих в соседний район. Жесткий разгон протеста с использованием резиновых пуль и дымовых шашек продолжился. Очевидцы сообщали, что задерживали не только протестующих, но и людей, проходивших мимо.

Позже Мирзиёев прибыл в Нукус и объявил на встрече в парламенте республики, что поправки о статусе Каракалпакстана не будут рассматриваться на референдуме. Одновременно он объявил о введении в Каракалпакстане чрезвычайного положения с 3 июля до 2 августа, а также о продлении срока обсуждения поправок в конституцию до 15 июля.

Сохранение статуса республики можно назвать победой протестующих, но эта победа оплачена кровью. По официальным данным в ходе подавления протестов погибло 18 человек, ещё 243 получили ранения, есть тяжело раненые. Вместо того, чтобы привлечь к ответственности силовиков, власти рассуждают о «влиянии из-за рубежа», а на Даулетмурата Тажимуратова заведено уголовное дело «за попытки нарушения конституционного строя».

Помимо задержаний во время протестов (по официальным данным было задержано 516 человек), начались задержания уже за нарушение комендантского часа, введённого в связи с чрезвычайным положением. Сейчас многие не могут найти своих близких: горячая линия для поиска пропавших во время протестов так и не была создана, а интернет в Каракалпакстане работал с перебоями ещё с конца июня. Однако родные и друзья пропавших без вести уже пытаются объединиться и составляют списки, прорываясь в интернет, когда он есть. В этих неофициальных списках уже значатся 49 человек.

Предварительные списки пропавших без вести во время протестов. Источник

Эти протесты — далеко не первые в Каракалпакстане. Так, в июле прошлого года в районном центре Ходжейли прошли протесты против латинизации каракалпакского языка и в его защиту, в которых участвовали активисты со всей республики. Каракалпакский язык формально является одним из двух государственных языков Каракалпакстана наравне с узбекским, но по факту занимает второстепенное положение: возможности обучаться на нём сокращаются, а учителей принудительно отправляют переучиваться на преподавание узбекского за свой счет. Во время языковых протестов его участники перекрыли трассу, после чего эта вспышка борьбы была подавлена силовиками; сообщалось о пытках активистов.

Мы, российские социалистки и социалисты, выражаем солидарность с каракалпакстанцами, которые борются за свои права ещё со времен Каримова, первого и до самой смерти бессменного президента Узбекистана. Мы считаем, что в интересах всех трудящихся Узбекистана всех национальностей поддержать каракалпаков в их борьбе за право на самоопределение, против репрессий и за достойную жизнь. Тем более, что многие проблемы республики являются общими для всей страны: это и безработица, и высокая инфляция (в среднем на уровне 15,7%), и насильственная стерилизация, и попытки Мирзиёева зацементировать свой коррумпированный, антирабочий и антидемократический режим через обнуление сроков.

Нужно строить массовое организованное движение трудящихся с социалистической программой, которая включит в себя обобществление всех ресурсов и ключевых предприятий; увеличение расходов на социальные нужды, меры по борьбе с безработицей и на экологическую реабилитацию Аралкума; общественный контроль над бюджетами, силовыми структурами и другими органами власти на всех уровнях, включая расследование гонений на политических активистов и практики принудительной стерилизации как при Каримове, так и при Мирзиёеве; а также гарантии всех гражданских и национальных прав, включая выделение бюджета на поддержку языков этнических меньшинств Узбекистана.

Такое массовое движение могло бы мобилизовать трудящихся и вместо обнуления сроков обнулить сам режим Мирзиёева, свергнув его и установив действительно демократическое рабочее государство, в котором каракалпаки смогли бы свободно определять будущее своей республики.